Часы
Время в Москве
11:04:27
Время в Пекине
16:04:27
Курс валют
FreeCurrencyRates.com

Замоскворечье

Замоскворечье, местность, расположенная напротив Кремля, за Москвой-рекой, это не просто район столицы. Это – колыбель русской промышленности и предпринимательства. Конечно, и в других городах необъятной страны было много купцов и промышленников. Но… бизнес-сообщество, в современном понимании этого термина, зародилось именно в Замоскворечье.

Замоскворечье, 1884 год

Замоскворечье, 1884 год

Первым бытописателем замоскворецкого мира стал великий драматург Александр Островский, родившийся там. Его комедии, в которых он бичевал нравы нарождавшейся российской буржуазии – купечества – были очень популярны в XIX веке. Потом один из забытых ныне критиков того времени назвал это сословие «темным царством». Термин вошел в обиход. Эстафету обличительства торгового сословия от Островского приняли Чехов, Горький.

Но таким уж «темным царством» было русское купечество? Выходец из купеческого сословия писатель Иван Шмелев, уроженец Замоскворечья, утверждал: купечество – «светлое царство»!  И он прав.

Купцы и предприниматели Третьяковы, Хлудовы, Щукины, Рябушинские зарабатывали миллионы, но и тратили миллионы рублей (на современные деньги  – миллиарды!) на благотворительность. На их деньги в Москве и в других краях России строились клиники, гимназии, картинные галереи, богадельни для престарелых, приюты для детей, бесплатное жилье для рабочих и, конечно, многочисленные храмы, которыми было славно Замоскворечье. При этом сами, зачастую, жили довольно скромно.

Вспоминается рассказ московского бытописателя Владимира Гиляровского об известном книгоиздателе, просветителе, купце-миллионере Козьме Солдатёнкове. Он часто и охотно собирал у себя в московском доме и на даче писателей, художников, актеров. Однажды весной за обедом на его подмосковной даче один из гостей заметил:

– Козьма Терентьевич, что-то не вижу на столе спаржи. На рынках она уже  продается.

– Да дорогая сейчас она, спаржа-то, – скромно ответил Солдатенков…

На его деньги в Москве были построены училища, богадельни и одна из самых, пожалуй, известных больниц города – Боткинская. Это и не больница, а целый медицинский город!

И вообще, стоит отметить, что русские купцы не считали деньги, заработанные ими, вполне своими. Многие даже стеснялись своего богатства. Они говорили: богатство – это суетность, его не унесешь с собой в могилу. Но помочь при жизни тем, кто сир и наг – это долг, завещанный Христом…

Основные улицы-лучи Замоскворечья – Пятницкая, Большая Ордынка, Большая Якиманка, Большая Полянка, Новокузнецкая. Пять улиц, как пять пальцев руки. В старину одни из них вели на восток, в Золотую Орду, другие – в юго-западные земли страны, в частности, в Малороссию (Украина).

Замоскворечье расположено к югу от Кремля. Туда можно попасть, перейдя Москворецкий мост.

Москворецкий мост

Москворецкий мост

Слева – один из самых фешенебельных отелей города – «Балчуг Кемпински» (ул. Балчуг, 1). Основа здания – гостиница XIX века. Она расположена на короткой улице Балчуг, между Москва-рекой и Водоотводным каналом.  Балчуг – старинная московская улица, возникшая еще в XIV веке.

Балчуг Кемпински

Балчуг Кемпински

Далее, за Чугунным мостом Водоотводного канала – Пятницкая улица, одна из основных артерий Замоскворечья.

В угловом здании № 1 некогда располагался офис торгового дома Петра Смирнова – знаменитого водочного короля, имя которого, а главное – торговая марка  – известны далеко за пределами России.

Торговый дом Петра Смирнова

Торговый дом Петра Смирнова

Торговый дом Петра Смирнова

Торговый дом Петра Смирнова

Среди знаменитых смирновских брендов – номерные сорта водки 21, 32, 40, «Кузьмич», «Зубровка». «Сибирская водка» выпускалась в бутылках в форме медведя, «Российская горькая» – в форме березы, «Камская» – карася.

Петр Смирнов был весьма предприимчив и изобретателен. Он одним из первых стал использовать приемы скрытой рекламы, ныне весьма распространенные. Смирнов ходил по престижным московским ресторанам и заказывал напиток собственного производства – «Смирновскую» водку. И отведав напиток начинал его громко расхваливать, намеренно привлекая к своим восторгам других посетителей ресторана. Если же водки не было в меню ресторана, он устраивал грандиозный скандал. А на следующий день из этого ресторана к Смирнову поступал заказ на его продукцию.

Чуть далее, в доме конца XVIII века (№ 12), который принадлежал известным купцам Варгиным, – филиал музея знаменитого русского писателя Льва Толстого. Граф вышел в отставку после обороны Севастополя (Крымская война 1853-1856 годов), и написал здесь знаменитую повесть «Казаки».

Улица Пятницкая, дом 12. Центр Льва Толстого

Улица Пятницкая, дом 12. Центр Льва Толстого

Центр Льва Толстого

Центр Льва Толстого

Чуть дальше – высокий изящный силуэт церкви святого Климента, папы Римского (№ 26). Этот великолепный храм, построенный в стиле барокко, доминанта Пятницкой улицы. В день памяти святого Климента состоялось восшествие на престол императрицы Елизаветы Петровны, дочери Петра I. По древней традиции, в честь таких событий в Москве всегда строили храмы. Тем более, что Елизавета Петровна была набожна, любила слушать церковное пение. И даже сама иногда пела в церковном хоре.

Храм Священномученика Климента Папы Римского в Замоскворечье

Храм Священномученика Климента Папы Римского в Замоскворечье

Напротив церкви – усадьба в стиле классицизма конца XVIII — начала XIX веков купца Матвеева (дом № 31), на средства которого была построена церковь Климента. С этим домом происходили интересные метаморфозы. Наследники купца не смогли поделить дом, и продали его городским властям, которые поместили в усадьбе Пятницкую полицейскую часть – полицейский участок.

Улица Пятницкая, дом 31. Усадьба купца Матвеева

Улица Пятницкая, дом 31. Усадьба купца Матвеева

Рядом с этим зданием ― пышный особняк купца Коробкова (дом № 33) – асимметричная эклектическая постройка архитектора Льва Кекушева с запоминающимся силуэтом, декором и оградой с красивым рисунком металлических решеток.

Улица Пятницкая, дом 33. Особняк купца Коробкова

Улица Пятницкая, дом 33. Особняк купца Коробкова

Владелец особняка Трифон Коробков был известным в Москве представителем финансово-биржевых кругов. Он интересовался искусством, делал молодым талантливым художникам заказы, таким образом, материально их поддерживая.

Далее, проходя мимо многочисленных купеческих особняков и доходных домов, нельзя не заметить высокую ампирную церковь Троицы (№ 51).

Церковь Троицы

Церковь Троицы

Почти напротив – особняк барона фон Рекка (дом № 64) с колоннами, построенный в конце XIX века архитектором Сергеем Шервудом, сыном известного зодчего Владимира Шервуда – автора здания Исторического музея в Москве.

Особняк барона фон Рекка

Особняк барона фон Рекка

Дом Рекка украшают два льва. Они словно часовые, сменяющие друг друга на посту: один из них спит, другой – бодрствует, несет караул, оглядывая пристальным взором прохожих.

А в перспективе видна громада типографии Ивана Сытина (№ 71), известного книгоиздателя и просветителя.

Типография Сытина

Типография Сытина

Корпуса построены в 1880-1890-х годах по проекту известного московского архитектора Адольфа Эрихсона и инженера Владимира Шухова. Шухов первым в мире применил для строительства зданий и башен стальные сетчатые оболочки. Один из его шедевров – знаменитая гиперболоидная Шуховская радиобашня в Москве.

Шуховская башня

Шуховская башня

Похожие башни строят и сейчас, в частности, в 2003 году в Цюрихе. Архитектор хай-тека Норман Фостер использовал сетчатую оболочку Шухова при проектировании знаменитого лондонского «огурца» – небоскреба Сент-Мэри Экс.

Параллельно Пятницкой течет на юг столицы улица Большая Ордынка. В древности – дорога в Орду. Типичная замоскворецкая улица – двухэтажные купеческие особняки чередуются с доходными домами начала XX века. В доме под номером 17 подолгу жила у своей подруги поэтесса Анна Ахматова. У нее бывали многие писатели, художники, поэты – Марина Цветаева, Борис Пастернак, Михаил Булгаков.

Чуть далее – храм иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радость» (№ 20), построенный архитором Осипом Бове.

Храм иконы Божьей Матери

Храм иконы Божьей Матери “Всех скорбящих Радость”

Среди его построек – здание Большого театра и Триумфальная арка, возведенная в честь победы русского оружия над Наполеоном.

Напротив – красивая, и вместе с тем, типичная купеческая усадьба Долговых-Жемочкиных (№ 21), построенная на рубеже XVIII—XIX веков.

Купеческая усадьба Долговых-Жемочкиных

Купеческая усадьба Долговых-Жемочкиных

Если свернуть с Большой Ордынки за домом № 22 и пройти двести метров по Большому Толмачевскому переулку мимо внушительной громадины в стиле сталинского ампира, в которой располагается госкорпорация «Росатом» (№ 24), то взору предстанет знаменитая Государственная Третьяковская галерея (Лаврушинский переулок, 10-12) – уникальная коллекция русского изобразительного искусства.

Государственная Третьяковская галерея

Государственная Третьяковская галерея

Ее начал собирать в середине 1850-х годов замоскворецкий купец и меценат Павел Третьяков. В 1892 году он передал свою галерею в дар Москве. В собрании к этому времени насчитывалось около двух тысяч живописных и графических произведений русской и европейских школ, была большая коллекция икон. Сейчас в Третьяковской галерее 60 тысяч произведений искусства. Вход в музей весьма умеренный – 250 рублей (менее 5 долларов).

В родном Замоскворечье Третьяков построил и содержал на свой счет училище для слепых детей.

Далее по Большой Ордынке – красивый храм Николая в Пыжах (№ 27).

Храм Святителя Николая в Пыжах

Храм Святителя Николая в Пыжах

За ним – музей-квартира великого драматурга Александра Островского , написавшего много веселых и нравоучительных комедий о купеческом сословии. Но его слава не в этом. Островский, по сути, создатель русского театра, в современном понимании этого слова.

Далее по Большой Ордынке – Марфо-Мариинская обитель (№ 34) начала XX века с величественным Покровским собором.

Покровский собор Марфо-Мариинской обители

Покровский собор Марфо-Мариинской обители

Его построил архитектор Алексей Щусев. Одна из его поздних работ – мавзолей Ленина на Красной площади. Монастырь был основан великой княгиней Елизаветой Федоровной, женой московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича. Он был убит в 1905 году террористом Иваном Каляевым. Вскоре после смерти мужа Елизавета Федоровна продала свои драгоценности, и на вырученные деньги купила на Большой Ордынке земельный участок, на котором основала Марфо-Мариинскую Обитель Милосердия. После революции 1917 года ее арестовали и вскоре казнили.

На месте гибели генерал-губернатора, рядом с Никольской башней Кремля, великая княгиня установила памятник-крест, сделанный по проекту художника Василия Васнецова. На кресте были написаны слова из Евангелия: «Отче, отпусти им, не ведают бо, что творят». Памятник был уничтожен большевиками в 1918 году, причем в сносе креста лично участвовал Ленин.

Далее по Большой Ордынке, за храмом Иверской иконы Божьей Матери (№ 39)

Деревянный ампирный домик с мезонином начала XIX века

Деревянный ампирный домик с мезонином начала XIX века

– двухэтажный деревянный ампирный домик с мезонином (№ 45) начала XIX века. Не так давно он был тщательно отреставрирован.

Большая Якиманка – юго-западные ворота столицы. Ее продолжение – Ленинский проспект. На улице много красивых современных домов, среди которых выделяется мощный краснокирпичный силуэт «Президент-отеля» (№ 24), принадлежащий Управлению делами Президента Российской Федерации.

Президент отель

Президент отель

С верхних этажей гостиницы открывается прекрасный вид на центральную часть города, Храм Христа Спасителя, набережную Москва-реки, памятник Петру I.

Памятник Петру I

Памятник Петру I

В гостинице 20 конференц-залов, в которых проводятся многочисленные международные мероприятия. Техническое оборудование – уникально. Таким могут похвастаться лишь с десяток отелей мира.

Далее по улице, проходя мимо многочисленных магазинов и ресторанов, невольно замедляешь шаг перед сказочным теремом-дворцом (№ 43). Это – дом купца Игумнова, возведенный в 1889-1893 годах, в котором ныне располагается резиденция посла Франции в России.

Дом купца Игумнова

Дом купца Игумнова

Дом купца Игумнова

Дом купца Игумнова, наше время

Его построил ярославский архитектор Николай Поздеев. Его шедевр стал гимном во славу древнерусского зодчества, которое он обожал. Но современники не оценили его восторгов: Поздеев подвергся обструкции и в прессе, и среди коллег. Кроме того, заказчик Игумнов отказался оплатить превысившие смету строительства затраты. Поздеев не вынес травли – покончил жизнь самоубийством. А чудо-терем долгие годы стоял пустым.

После революции в доме располагался первый в мире Институт переливания крови. Его организатор и глава – Александр Богданов (Малиновский) по праву может считаться отцом современной гематологии. Он также выдвинул ряд идей, легших в основу кибернетики. Богданов погиб в 1928 году во время одного из экспериментов по переливанию крови, в которых лично принимал участие.

Напротив дома Игумнова – высокая церковь мученика Иоанна Воина (№ 46, 1709-1717 гг.). Этот святой весьма популярен в России. Он почитается покровителем русского воинства.

Церковь Иоанна Воина на Якиманке

Церковь Иоанна Воина на Якиманке

Старое здание церкви часто затапливалось во время разливов Москва-реки. Однажды Петр I, проезжая по Якиманке, увидел, что церковь стоит в воде и прихожане к ней подъезжают на лодках. Узнав, что это храм Иоанна Воина, царь воскликнул: «Это же наш патрон! Скажите священнику, что я бы желал видеть храм каменным, на высоком месте. Денег дам и пришлю план».  Было ли так на самом деле – неизвестно. Говорят, что этот рассказ не более, чем народная легенда. Но каменный храм вскоре был построен и радует взор до сих пор.

На Якиманке, как уже говорилось, родился писатель Иван Шмелев, самобытный, ни на кого не похожий, описавший быт и дух Замоскворечья в проникновенных книгах «Богомолье» и «Лето Господне». Кто-то из литературных критиков верно заметил: некоторые пишут свои произведения при свете свечи, другие – лампы, Шмелев писал свои творения при свете Евангелия.

Шмелев говорил о купечестве: «Много я ездил по России, бродил по глухим углам и узнавал такое… – не поверишь. Помню в Глазове, Вятской губернии, среди лесов и болот встретил… дворец-гимназию. На капиталы купца Солодовникова. На пустыре, во тьме, чудеснейший «дворец света», воистину свет из тьмы!

И это – «темное царство»! Нет: это свет из сердца».

Наверх